Я один, но я не одинок

Больше всего человеку хочется двух вещей: общения и побыть одному. Вот только одиночество нынче не в моде. Все работают в командах, учатся в командах, устраивают брейнсторминги, пропагандируют групповое мышление, проводят тренинги по тимбилдингу.

Однако наиболее творческие и талантливые люди во многих областях, чаще всего, совмещают в себе черты как экстравертированности, так и интровертированности, как утверждает Михай Чиксентмихаи. Они могут делиться своими идеями, но эти самые идеи чаще всего вырабатывают в одиночестве. Как говорил Эйнштейн: не то чтобы я очень умный, просто у меня было больше времени побыть со своими идеями наедине.

Похоже, такие люди не ощущают неудобства, оставаясь наедине с собой (не то что некоторые). Как заметил Ганс Айзенк, интроверсия способствует креативности, «помогая сконцентрироваться на текущей задаче, и предотвращая траты энергии на несвязанные с работой социальные и сексуальные цели». Другими словами, человек, спокойно сидящий под деревом во дворе, в то время как остальные попивают коктейли на веранде, имеет больше шансов получить яблоком по голове. (Вильям Вордсворт так описывал Исаака Ньютона: «Ум, что в одиночку плывёт сквозь мысли странные моря»).

«Вне великого одиночества невозможна великая работа» — говорил Пикассо. В центре многих религий стоит образ искателя — Моисея, Иисуса, Будды — которые уединяются, чтобы из этого путешествия внутрь себя принести обществу великие идеи.

Исследования показывают, что офисы открытой планировки делают работающих там людей более враждебными, снижают ощущение защищённости, повышают кровяное давление, т.е. являются серьёзным стрессовым фактором. А люди, чью работу постоянно прерывают, делают вдвое больше ошибок, и тратят на выполнение этой работы вдвое больше времени. Похоже, если вы нашли талантливого и продуктивного сотрудника, лучшее, что вы можете сделать — это оставить его в покое.

Люди в группах (если говорить про тот же брейнсторминг) инстинктивно проявляют конформность, соглашаются на чужое мнение, предпочитают меньше высказывать своё собственное. А при попытке идти против группы у нас активируется миндалевидное тело, область мозга, отвечающая за страх отвержения. Выявивший этот эффект профессор психологии Университета Эмори Грегори Бернс назвал это «болью независимости».

Единственное важное исключение из этого неприятного правила — брейнсторминг посредством электронных видов связи; в этом случае группы превосходят по результатам одиночек, и чем больше группа, тем лучше результаты. Похоже, скрываясь за экраном компьютера, мы защищаем себя от трудностей, связанных с групповым взаимодействием обычного типа. Марсель Пруст называл чтение «a miracle of communication in the midst of solitude» — чудом общения в центре одиночества, и, похоже, это можно отнести к интернету. Это место, где мы можем быть одни, будучи вместе.

Сможем ли мы найти возможность удовлетворять эти две потребности — потребность в автономии и потребность в общении, любви, заботе и внимании со стороны других людей? Если да, то как?..

Я один, но я не одинок: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s