Гражданская позиция

Недавно медиасферу всколыхнул утренний выпуск «Нового утра» на ТВК:

Подробный разбор последующих заявлений и реакции должностных лиц разного уровня можно посмотреть здесь.

Мне же на эту тему хотелось бы поделиться, во-первых, историей бизнесмена Фокина, во-вторых, статьёй ув. Виктора Мараховского. Можете по ссылкам, можете под катом.

Познакомьтесь с бизнесменом Фокиным, который заморил депутатов в Ступино

По фейсбуку ходит история предпринимателя Константина Фокина, который абсолютно законно ходит на заседания совета местных депутатов Ступино, а те называют его действия плевком в душу и считают, что так начинается гражданская война. «Афише Daily» он рассказал, чего добивается.

«Осенью у меня возникло несколько вопросов по сельской школе в Щелканово, которая входит в состав городского поселения Ступино. Я хотел заняться восстановлением кабинета труда, которого в школе много лет не было. Когда начал разбираться, понял, что там слишком много проблем и моими ресурсами не изменить ситуацию. Здание школы не ремонтировали сто лет. Я попытался узнать, насколько справедливо школа финансируется, по какой схеме распределяются деньги. От чиновников получил лишь отписки, поэтому решил пойти к депутатам. Мы их избираем, поэтому они в теории должны быть поотзывчивее.

Депутаты собираются раз в месяц. Я позвонил в администрацию и сообщил о своем желании присутствовать на заседании. Перед этим внимательно изучил закон, который позволяет мне это делать, — это Федеральный закон № 8, статьи 6 и 15. Первая регламентирует способы обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, вторая — разрешает присутствовать на заседаниях органов местного самоуправления как физическим лицам, так и представителям организаций.

Секретарь администрации была удивлена. Сказала, что в Ступино такой практики посещения заседаний нет. Она предложила мне написать заявление на имя главы совета. Я получил вежливый ответ, мол: «Спасибо за интерес, но мы вас не ждем». Тогда я отправил ссылку на закон. Ответа не получил. 15 декабря пошел в совет. Меня не ждали, поэтому я спокойно прошел в зал и сел на специальное место. Это сильно удивило депутатов. Пришел глава совета, сказал, что если я не уйду, то уйдет он. И ушел. При этом я, зайдя в зал, показал закон, объяснил свои права. Час депутаты пытались решить, насколько мое присутствие оправданно и законно. В итоге они сошлись во мнении, что присутствовать мне нельзя. Лишь один из двадцати поддерживал мою позицию и говорил, что у граждан действительно есть такое право. Прокурор — на заседании всегда есть кто-то из прокуратуры — отмалчивался. Потом они вызвали полицию. Первый наряд, выслушав мои аргументы и прочитав закон, согласился с моей позицией. Когда правоохранители уехали, депутаты решили вызвать еще один наряд уже с кем-то из начальников. Меня увели, а администрация решила никогда не пускать меня на заседания.

В январе я пошел на заседание еще раз. Подумал, что депутаты прочтут закон и изменят решение. Но меня встретила охрана, которая дальше входа не пустила. Я решил, что это уже совсем новая ситуация, не относящаяся к проблеме со школой. Решил, что надо бороться, и начал регулярно приходить на заседания: январь, февраль, март, апрель, май и июнь. За исключением апреля, попасть туда не удавалось, поскольку в день заседания выставлялась усиленная охрана. Все люди свободно проходили, меня же физически блокировали.

В марте я подал иск в суд о признании регламента совета, который ограничивает свободное присутствие граждан, незаконным. Также я попросил признать незаконным решение совета в отношении конкретно меня. Суд поддержал мой иск полностью. В апреле я пришел уже с решением суда — меня пустили в зал, но заседание так и не состоялось. Именно тут я записал видео, в котором депутаты сказали много интересных реплик. Например, что я своим поступком «плюнул им в душу». Один заявил: «Пожалуйста, присутствуй. Только выйди сейчас, пока мы обсудим». Кто-то из них предложил «кого-то выкинуть» из зала, потому что он «не резиновый». При этом в тот момент в помещении из посторонних находился только я. Остальные стулья пустовали. В итоге путем голосования депутаты признали заседание несостоявшимся.

В мае я снова пришел. Меня вновь встретили охранники, которые так же меня не пустили. А вот в июне ко мне уже применили физическую силу. В тамбуре скрутили, бросили на пол, пару раз ударили. Сказали, что я кому-то попал там по носу. Они вызвали полицию, мы давали объяснения. Сейчас эта ситуация рассматривается — будет отдельное решение суда, если дойдет до этого.

Сами депутаты подали апелляцию на мартовское решение Ступинского городского суда, который признал незаконным их решение запретить посещать заседания. Областной суд оставил решение городского суда без изменений, значит, на следующее заседание можно идти со спокойной совестью.

Если не будут пускать, то буду бороться дальше. Привлекать круг сторонников, устраивать акции протеста. Я пройду, но надо, чтобы это стало общегородской нормой. Чтобы на сайте совета депутатов висел график заседаний, повестка и форма, где люди могли бы заявиться, чтобы для них подготовили места. Также я хочу, чтобы люди сами проявили интерес и начали ходить на заседания своих депутатов. За последний месяц несколько десятков человек согласились, что это важно, что надо видеть, что делают депутаты.

А, кстати, тот вопрос, с которым я изначально пришел на заседание, удалось решить. Недавно директора школы вызывали в администрацию и попросили подготовить смету, чтобы выделить дополнительное финансирование на ремонт».


Что мы можем сделать для Нижнего Тагила

Виктор Мараховский 12.07.2017

Нашему медиаклассу пора обратить внимание на простых россиян, пока простые россияне сами еще обращают на него внимание.

«Нижнетагильский инцидент Путина», хоть и срезонировал в СМИ — соцсетями был замечен, в общем, вскользь.

Поэтому (если вы читаете СМИ через соцсети) коротко напомним. Президент России, как выяснилось, с некоторых пор взял за правило перед встречей с главой очередного региона изучать подборку обращений, пришедших ему оттуда на прямую линию. В том числе тех обращений, что не попали в эфир.

Так вот. Врио губернатора Свердловской области на встрече с президентом, в числе прочего, услышал от него про рабочих предприятия «Нижнетагильский завод теплоизоляционных материалов».

Там с прошлого года задерживают зарплату, узнал врио (предприятие частное, находится в процессе банкротства). Имеются десятки судебных решений, по которым деньги надо выплатить. Но их не выплачивают — почему-то. А хозяин завода, согласно жалобе рабочих, заявил им, что зарплату они получат, «когда к нему лично Путин обратится». Действительно он так им сказал или нет, но Путин обратился, пусть и не лично:

Если это так, то откуда такая борзота, такое хамство по отношению к людям? Я ещё попрошу не местную, а именно Генеральную прокуратуру разобраться. Нужно понять, что там реально происходит.

Врио горячо согласился, что нужно. После чего всё пришло в движение, и сейчас областное руководство ежедневно отчитывается на тему «глава области по результатам рассмотрения переданных ему президентом РФ обращений подписал почти три десятка поручений… Зарплату выплатили ещё 35 сотрудникам НЗТИ… Решаются также вопросы, связанные с оценкой состояния и ремонтом многоквартирных домов, качеством коммунальных услуг, оказанием социальной помощи…» и пр.

Лоялистские, государственнические, оппозиционные и катастрофильские источники мировоззрений привычно делят между собой трактовки события.

Первые бесхитростно хвалят президента за заботу о народе.

Вторые призывают граждан усиливать гражданскую активность, и воздастся им.

Третьи хихикают над «микроменеджментом», которым вынужден заниматься создатель вертикали, разгребая отдельные свалки и заставляя отдельные заводы платить зарплаты.

Четвёртые сообщают, что система окончательно вошла в стадию полного загнивания, что было совершенно неизбежно без исправления катастрофы 1917, 1991 или 1999 года по выбору (приход В.В. Путина к власти частью отечественных катастрофилов тоже трактуется именно как Катастрофа с большой буквы).

Правы, в общем, все (кроме катастрофилов, которые, впрочем, и так от нашей реальности демонстративно отделились).

И поэтому проблема, поднятая в очередной раз на поверхность нижнетагильским инцидентом — касается нас всех.

Штука вся в том, что это типичная составная, комбинированная, смешанная проблема. Она растёт сразу из нескольких источников отечественной реальности. И решена быть может тоже только усилиями с нескольких сторон.

Эта проблема растёт, конечно, из самой капиталистической революции, в ходе которой живые люди сотнями тысяч и миллионами, вместе со своими городами и рабочими местами, превращались в объект попила и приложения борзоты новых бойких элит.

Она растёт также из более давней истории, сформировавшей неизбежность в стране Вертикали. Со всеми минусами этой формы государства, особенно заметными на местном уровне, где нижние этажи казённых элит сплавлены с частными элитами. Где между гражданами и справедливостью лежит облачным слоем слежавшаяся в войлок социальная прослойка тех, у кого деньги, и тех, у кого подписи и печати (см. путинское: «попрошу прокуратуру, причем не местную, а именно Генеральную»).

Но есть ещё один нюанс. Проблема растёт также из отечественной медиасферы. А это, на всякий случай, не только Соловьёв и Ургант, не только Михалков с Навальным, не только Даша Спилберг, не только журналисты, но и, в широком смысле, каждый обладатель аккаунта, вещающий на аудиторию шире собственных котов.

Штука вся в том, что отечественная медиасфера — она по-своему такой же плотный облачный слой между гражданами и справедливостью, как прикормленные суды, УВД и прокуратуры. Она тоже глушит в себе чьи-то скучные местные проблемы и тоже возбуждается на них лишь эпизодически.

Наша медиасфера, конечно, прикормлена иначе, чем элиты. Бескорыстно, если можно так выразиться. Она прикормлена не деньгами, но темами. Либеральная часть — одними, патриотическая — другими, но в обеих частях её те, кто копается в низменной реальности, составляют ничтожное меньшинство.

И дело тут не только в том, что в низменной реальности конкретного завода, о котором раньше никто не слышал и про который все скоро забудут, разбираться долго и трудно. Даже когда глава государства показательно разбирается с элитной борзотой на небольшом уральском предприятии, задевающей примерно тысячу живых людей (работников плюс семьи) — это медийную публику возбуждает не очень.

А вот когда очередной режиссёр, музыкант или писатель брякнет что-нибудь простодушно-кровожадное об истории Родины или международной политике — вся медиасфера, профессиональная и «соцсетевая», вибрирует неделю.

…И поэтому, конечно, правы оппозиционеры: в Вертикали имеются заглушки, которые резко уменьшают проводимость сигналов снизу вверх — и снижают её эффективность.

Правы государственники: зато в руках у граждан появилась за последние годы масса «индивидуальных средств массовой информации» — и вместе с ними появилась возможность подымать шум и «доносить сигнал» мимо официальной бюрократии. И граждане обязаны учиться этим пользоваться.

Но помимо официального бюрократического (в том числе медийно-бюрократического) класса у нас существует и неформальная медийная прослойка. То есть, см. выше — в том числе блогеры, включая «лидеров общественного мнения» всех категорий, их читатели, лайкари и распространители.

И этой нашей прослойке следует тоже учиться реагировать не только на любимую тему «Вся правда о Берии, Украине, Госдепе и Матильде». «Лидеры общественного мнения» и их аудитории, которых возбуждают только Госдеп и Матильда — в известном смысле тоже жертвы социального одичания.

Умение реагировать на местные локальные беды предприятий со сложными названиями — это не то, что развивается само. Это, если угодно — элемент социальной ответственности. Той, которую взрослый активный житель России цифровой должен, по идее, взваливать на себя.

Так же, как житель России физической взваливает на себя обязанность звонить в случае ЧП в полицию, скорую и пожарную охрану.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s